Главная » Блог » Небесная палитра Сиди-Бу-Саида. Одержимые цветом

Небесная палитра Сиди-Бу-Саида. Одержимые цветом

Облака, море и брызги цветов… Сейчас городок Сиди-Бу-Саид — это уже не тот сияющий североафриканский Монмартр, куда в поисках спокойствия сбегала творческая богема Европы. Однако его бело-голубое двуцветие, за которым обычно едут на Санторини, по-прежнему пленяет. К тому же, в отличие от греческого острова, здесь все еще довольно просто найти уединенные уголки и вдохновение.

Фантастические двери и где они обитают

Кистью с небесной краской в деревушке коснулись массы деталей. Заборчики, двери, оконные рамы и решетки, ставни, карнизы, машрабии — синева куда ни погляди!

Впрочем, главные герои Сиди-Бу-Саида — двери. Тяжелые и огромные, украшенные широкими шляпками гвоздей, что складываются в традиционные исламские мотивы: полумесяцы, минареты, звезды, цветы. Как и любой гениальной капризной личности, некоторым из них позволяют нарушать установленные запреты. Так — редко! — появляются на свет двери желтые, красные и белые.

Понравившуюся дверь (или крыльцо целиком) можно забрать с собой. Транспортировкой займется караван плюшевых верблюдов 🤭 На главной улице, Rue Hedi Zarrouk, ими полнится каждая вторая сувенирная лавочка.

Раз уж мы все равно вынырнули из переулков, взглянем на два заведения, получившие мировую известность.

Первым по пути наверх встречаешь Café des Nattes. Его прославил немецкий художник Август Макке, изобразив «кафе на циновках» на акварели 1914 года («Вид на мечеть»).

Следуем дальше и оказываемся на смотровой площадке. Перед нами простирается голубизна Средиземного моря, вниз по лесенке расположилось Café des Délices, «кафе наслаждений». О нем и запахе жасмина пел француз Патрик Брюэль в “Au café des délices”.

Оставим позади сомнительные удовольствия (будьте осторожны, в заведении нередко химичат с финальными ценами! Те и без того весьма «неземные»). Впереди ждет вторая обзорная точка, с великолепным видом на Тунисский залив и лодочную пристань. На горизонте — мыс Бон, «Прекрасный мыс» (сейчас — Рас-эль-Тиб, Эт-Тиб).

Жаркое солнце быстро сгоняет нас со скамейки. Самое время свернуть с Rue Hedi Zarrouk, к тому же она и так уже на исходе.

Вокруг сразу становится больше котиков и меньше людей. Меняются звуки. Хлопотливые хозяйки поливают цветы и вытряхивают коврики. Кто-то выплескивает воду на булыжную мостовую, и под ноги сверху начинают прыгать веселые ручейки.

Торт «Сиди-Бу-Саид»

Нет, здесь не рецепт 😂 Зато идея украшения! Не раз видела, как домики Сиди-Бу-Саида называют сахарными кубиками. Мне это показалось забавным, потому что первое, о чем я сама вспомнила при виде здания в розовой «шубке», был торт. Не просто торт, торт-дом, летающий на воздушных шарах — по мотивам мультфильма Pixar «Вверх» (2009).

В общем, если когда-нибудь закажете или испечете вкусный бело-голубой шедевр в гирляндах съедобной бугенвиллеи, пришлите мне фото! 😋

Неспешно пробираемся тенистыми «коридорами» и выходим к очередной живописной точке. Впереди — одна лазурь Средиземного моря. Вид не годится для фото, на котором можно что-то опознать, однако дарит отдых и тишину. За невысокой оградой расположилось крохотное белое кладбище. Склон укрыт зеленью и колючими зарослями опунции.

Смотровая площадка рядом с кладбищем
Котэ вид нравится

Спускаясь по крутой узкой улочке, встречаем двух местных мужичков. Благодушно чертыхаясь, они волокут наверх тяжелые плиты. Никак для того самого кладбища…

Говорят, лучший вид открывается из Café des Délices. Возможно, люди изменили бы мнение, если бы совсем чуть-чуть углубились в бело-голубой лабиринт. Взгляните сами. Вдруг вас тоже охватит внезапное желание начать рисовать на пленэре? 🤭

До этой смотровой площадки туристы добираются редко. И многое упускают
Слева — «пропавший» с фото ранее минарет мечети Сиди-Бу-Саида

Видео мой телефон решил слегка подсветить, но так выглядит даже более воздушно и… правдиво. Сиди-Бу-Саид обволакивает особый свет — бледный и мечтательный. Андре Жид описывал свое пребывание здесь как «купание в жидком перламутровом успокоительном».

Деревушка совсем небольшая. Если вычесть отдых в кафе (но добавить беготню за котейками 😄), то посещение всех любопытных закоулков и смотровых займет около 2,5 часа. Примерно столько же гуляют и местные. Например, назад в город мы возвращались с той самой очаровательной молодой парой, с которой ехали на поезде из центра Туниса.

К слову, для поездки в Сиди-Бу-Саид не нужен туристический автобус. Удобно и быстро добраться из столицы можно по железной дороге TGM. Все обзорные площадки отмечены на Google-картах.

Законы о цвете и возмутители спокойствия

Если архитектурой (смесь османской и мавританской) Сиди-Бу-Саид обязан преимущественно маврам, бежавшим сюда из Испании в 17 веке, то выбор цвета — заслуга целиком одного человека.

Барон Рудольф д’Эрланже, французский художник и музыковед, отказавшийся в юности от карьеры финансиста, перебрался в Тунис в 1910. Построил на мысе дворец — Ennejma Ezzahra, — покрасил его в излюбленные белый и голубой… а уже в 1915 году появился декрет о «голубом Сиди-Бу-Саиде», защищающий деревню от использования какой-либо иной краски.

На этом деятельный барон не остановился и впоследствии внес серьезный вклад в развитие арабской музыки. Среди прочего — помог возродить традиционный тунисский музыкальный жанр malouf (maluf). В нынешние времена во дворце находится музей и Центр арабской и средиземноморской музыки.

Как можно заметить, место подпитывает творческих людей. Вереница примеров, кажется, просто неисчерпаема!

Сиди-Бу-Саид посещал Флобер — поездка в Карфаген понадобилась ему, чтобы дописать роман «Саламбо». В столичном университете Туниса несколько лет преподавал Мишель Фуко. Дома, в Сиди-Бу-Саиде, он писал, а также прятал печатный станок своих оппозиционно настроенных студентов…

Художники ехали, дабы прозреть.

Африка вообще влила необычайно много цвета в европейскую живопись на рубеже 19-20 веков. Северная Африка — в особенности. Она позволяла прикоснуться к себе не только через привезенные торговцами поделки, но и через реальные путешествия.

Василий Кандинский побывал в Тунисе и, возможно, даже сиживал в Café des Nattes. Забавное совпадение: в 1911 году художник создает сообщество «Синий всадник» и приглашает в него Пауля Клее и уже упомянутого Августа Макке. Синий цвет они наделяли силой связывать внутренний мир — сферу чувств — с миром внешним, со Вселенной.

Анри Матисс путешествовал в Алжир и Марокко. Цвета и эмоции, которые он и его товарищи поставили превыше точного изображения предметов, окажутся такими дикими галлюцинациями на взгляд критиков и публики начала 20 века, что дадут название целому направлению — фовизму (мол, картины писали «дикие звери», фр. les fauves).

С целью разделить опыт старших, Клее и Макке предпримут собственный «психоделический трип». После солнца Туниса Клее, прежде занимавшийся в основном графикой, забросит черно-белое искусство и скажет: «Цвет и я — единое целое. Я — живописец».

Тунис, в частности Сиди-Бу-Саид, и поныне приносит яркие краски в жизни тех, кто желает видеть и творить.

Пышная зелень дополняет облик бело-синего Сиди-Бу-Саида

Наверно, не проходит и дня, чтобы в мире не появилась новая картина — дома-облака, морские двери и брызги цветов бугенвиллеи. Последняя — еще один злостный нарушитель законов о цвете 🤭

Подписаться
Сообщать о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Прокрутить вверх